Почему у военных инженеров хотят украсть двенадцать лет истории

21 января 2014 года исполняется 313 лет со дня издания Петром I указа об учреждении первой в России военно-инженерной школы. Историки считают этот день началом организации обучения военных инженеров на государственном уровне. Тогда как другие историки уверяют, что зарождение русской школы военных инженеров произошло намного позднее.

В указе говорилось: «1701-м году Генваря в 10 день (по новому стилю 21 января. — Авт.), по имянному великого государя указу за пометою думного дьяка Андрея Виниеса велено на новом пушечном дворе построить деревянные школы и в тех школах учить пушкарских и иных посторонних чинов людей детей их словесной письменной грамоте цифирью и иной инженерном наукам с прилежаньем и выучась без указу с Москвы не съехать, также в иной чин кроме артиллерии не отлучаться, и кормить и поить их в вышеписанных же школах».

В петровском указе четко приказано заниматься обучением инженерным наукам.

Создание специализированных учебных заведений, которые могли бы заниматься подготовкой военных инженеров было продиктовано велением времени: в ходе осады города Нарвы стало ясно, насколько необходимо иметь не только инженеров-командиров, но и регулярные части, которые могли бы противостоять неприятелю, выстраивая инженерные сооружения.

Несомненно, до петровского времени труд военных инженеров был востребован, и русская армия по мере возможности пользовалась достижениями современной инженерной мысли. Но, к сожалению, было очень мало боевых действий, где принимали участие военные инженеры: централизованно инженеров на государственном уровне никто не учил.

Во время боевых действий практически все работы выполнялись иностранными инженерами, которые приглашались из-за границы.
Так, в ходе осады крепости Нарвы свои знания продемонстрировали иностранные специалисты: обер-инженер генерал-майор Шах, инженер-капитан Ценбербирг, а также инженеры Карстен, Зенгерлон, Багнетий, Тумбер, Пурнети и другие.

Также в отчетах об осаде Нарвы в 1700 году докладывалось об участии в боевых действиях минеров.

Но этих усилий было явно недостаточно. Несомненно, осада шведских крепостей потребовала от русских военачальников привести на поле боя большое количество частей, которые могли вести инженерную войну против шведов. Но такого не произошло. Петру I пришлось формировать инженерные части фактически прямо на поле боя. Новобранцы не отличались умением.

Такие обстоятельства подвигнули царя к принятию незамедлительного решения о создании первой в России военно-инженерной школы.

Из указа Петра I видно, что военно-инженерная школа открывалась не в единственном экземпляре: их указывалось открыть сразу несколько, то есть, еще создавались и филиалы.

Также четко прописывалась будущая учебная программа, согласно которой слушатели были обязаны прослушать курс математики (включала в себя сразу три науки — тригонометрию, арифметику и геометрию). Но главными, обязательными предметами были фортификация и архитектура. Именно наличие этих двух дисциплин определяли профиль подготовки обучающихся как офицеров инженерных войск. Кроме того, практиковались занятия в «поле»: практические навыки позволяли наглядно убедиться в качестве обучения.

Примечательно, что это немаловажное государственное дело было поручено начать думному дьяку Андрею Андреевичу Виниусу (хотя в указе его фамилия пишется как Виниес), который приложил немало усилий по обучению слушателей. Наряду с другими реформами он активно воплощал идею воинского инженерного просвещения , которые проводились в стране.

Личность Андрея Андреевича вызывала неоднозначное отношение у современников: этот талантливый человек знал несколько языков, в том числе латинский. Именно он обучал Петра I латыни. После того, как под Нарвой русские войска потеряли большую часть своей артиллерии, именно Виниусу пришлось выполнять приказ царя о переплавке церковных колоколов на металл для пушек. Хотя этот шаг вызвал неоднозначную реакцию в православном мире: реакция была крайне враждебной. Но приказ есть приказ. Его нужно было исполнять, несмотря на вполне заслуженные претензии со стороны православных людей. Впрочем, это не помешало реформатору в дальнейшем процветать, заняться сразу несколькими новыми направлениями в обустройстве государства Российского. Например, он стал организатором централизованного почтового сообщения.

И вот такой прогрессивный деятель и ученый стал одним из первых преподавателей.

В качестве обязательного условия дальнейшего прохождения службы являлось то, что слушателям не разрешалось покидать Москву. Они должны были быть зачислены в штат артиллерийского ведомства, которое больше всего нуждалась в новых специалистах.

Безусловным фактом является то, что знания, полученные в инженерной школе помогли первым русским военным инженерам по-новому подходить к решению многих проблем при строительстве оборонительных сооружений, при ведении подрывных действий против неприятеля.

Причем в школу принимались дети как «пушкарские», так и посторонних чинов. Это, безусловно, открывало двери для талантливых людей из провинции, которые не имели никакого шанса получить хорошее военное образование. Они могли показать свою удаль и талант на поле боя, да и не всякому доставалась воинская удача.

Школа пользовалась успехом потому, что кадры подготавливались там на редкость хорошо. Свои знания выпускники применяли в последствии весьма грамотно и умело. Это, безусловно, повышало планку доверия к новому учебному заведению: если в 1701 учебном году было набрано 180 человек, то через четыре года, в 1704 году в школе уже учились 300 человек.

Преподавание фортификации в качестве обязательного предмета было введено и в организованную на четыре дня позднее другим указом Петра I от 14 января 1701 года «Школу математических и навигацких, то есть мореходных хитростей наук учение».

Спустя несколько лет после указа Петра I об учреждении первой инженерной школы, она была существенно расширена и выделена в самостоятельное учебное подразделение: до этого момента инженеры и артиллеристы учились вместе. «Школу инженерную умножить, а именно отыскать мастера из русских, который бы учил цифири или на башню (то есть на Сухареву башню в Москве, где была организована школа математических и навигационных наук) для сего учения посылать и когда арифметику окончат, учить геометрию столько, сколько до инженерства подлежит, а потом отдавать инженеру учить фортификацию и держать всегда полное число 100 человек или 150…», — предписывалось в петровском указе от 16 января 1712 года.

указ от 16 января 1712 года

Удивительно, но сегодня многие историки склонны считать именно 1712 год в качестве отправной точки, от которой должен идти отсчет момента образования первой военной инженерной школы. Тогда как намного ранее, в 1701 году, по указу Петра I было открыто первое учебное заведение, подготавливающее инженеров для военных действий.

По материалам topwar.ru

Почему у военных инженеров хотят украсть двенадцать лет истории
Голосовать!


Метки: ,